» » » Биографический контекст в рассказе Л. Андреева «У окна»
Биографический контекст в рассказе Л. Андреева «У окна»
Осенью 1901 года в писательской судьбе Леонида Андреева произошло радостное событие: публикация первого сборника рассказов.
«Успех первого тома Леонида Андреева превзошел самые смелые ожидания, - писал В.Л. Львов-Рогачевский, автор монографии, посвященной творчеству Андреева. – Читающая публика набросилась с жадностью на новый талант, не ожидая приговора критики» 1.
Максим Горький назвал книгу – «вкусной». Известный критик Николай Константинович Михайловский писал: «Их всего десять, этих рассказов. Но, несмотря на это, вы ясно видите если не все черты и подробности физиономии автора, то, по крайней мере, несомненную оригинальность этой физиономии»2 . Единственным новым русским писателем назвал Леонида Андреева Иероним Ясинский: «Итак, мы ничего не знали об Андрееве, и в ту ночь, когда мы стали читать его рассказы и не смогли оторваться от них до рассвета, пока не кончили всю книгу, мы увидели, что взошла новая звезда. Мы в этом убеждены»3 . Этим рассказам критик дал определение «психологических открытий».
Большая часть этих «открытий» была связана с орловскими воспоминаниями автора, его дневниковыми записями и, конечно же, людьми, с которыми Леонид Андреев был хорошо знаком. Родной город и старинные улицы Пушкарной слободы дали писателю богатый и самобытный материал для творчества.
Колоритные фигуры местных жителей служили прототипами для героев произведений Леонида Андреева. Не всегда удается понять: чья именно судьба была положена в основу художественного образа того или иного героя. Автор редко дает указания на реальные лица, но почти во всех своих ранних рассказах пытается отталкиваться от конкретного образа.
Известно, что многие произведения Андреева носят биографический характер. Самые яркие и самые дорогие воспоминания Леонида Николаевича были связаны с семьей и отчим домом, описание которого он часто дает в своих произведениях.
В рассказе «У окна», который был написан в 1899 году и вошел в первый сборник Леонида Андреева, мы читаем: «Прямо против окна, на противоположной стороне, высился красивый барский дом. Деревянная вычурная резьба покрывала будто кружевом весь фасад, начинаясь от высокого темно-красного фундамента и доходя до конька железной крыши, с стоящим на ней таким же вычурным шпилем. Даже в эту погоду, когда кругом все стояло безжизненным и грустным, зеркальные стекла дома сияли, и тропические растения, отчетливо видные, казались молодыми, свежими и радостными, точно для них никогда не умирала весна и сами они обладали тайной вечнозеленой жизни»4 .
Описывая родительский дом, Леонид Николаевич приводит одну особенность, характерную в 19 веке в основном для помещичьих усадеб: «В большом доме глухо рокотали ритмические звуки рояля и минутами стихали, относимые порывом ветра. И этот же ветер приносил на крыльях своих новые звуки, явственно слышные, когда переставало скрипеть дерево. То были печальные и странные мелодичные звуки, и не руками живых людей вызывались они в эту черную ночь. Легкие, как само дуновение ветра, они то нежно молили, и плакали, и умолкали с жалобным стоном, то гневно ропчущие, поднимались к небу с угрозой и гневом. Словно чья-то страдающая душа молила о спасении и жизни и гневно роптала»5 . Это звучала «эолова арфа», установленная отцом писателя Николаем Ивановичем на крыше дома.
К сожалению, не сохранилось ни одной фотографии Николая Ивановича Андреева (1849-1889). Судить о его внешности и характере мы можем только по воспоминаниям близких и произведениям его сына. В рассказе «У окна» перед нами встает яркий, сильный, внушающий уважение образ: «В пять или шесть часов приезжает обыкновенно со службы сам владелец богатого дома, красивый, высокий брюнет, с энергичным выражением лица и белыми зубами, делающими его улыбку яркой и самоуверенно-веселой. С ним часто приезжает какой-нибудь гость. Быстрыми и твердыми шагами всходят они на каменные ступени крыльца и, смеясь, скрываются за дубовой дверью, а толстый и сердитый кучер делает крутой поворот и въезжает на мощеный двор, в отдаленном конце которого видны капитальные службы и за ними высокие деревья старого сада»6 .
Здесь же Андреев приводит описание матушки и маленького мальчика, в котором мы легко узнаем самого автора: «В дверях показалась молодая, нарядно одетая женщина и с нею сын, семилетний пузырь, с лицом таким же смуглым, как у отца, и с выражением сурового спокойствия и достоинства. Заложив руки в карманы длинного драпового пальто, маленький человечек благосклонно смотрел на вороного жеребца, горячо и нетерпеливо перебиравшего тонкими ногами, и с тем же видом величавого покоя и всеобъемлющей снисходительности, не вынимая рук из карманов, позволил горничной поднять себя и посадить в пролетку»7 .
Детские годы Леонида Андреева прошли в достатке и большой любви, но за зеркальными окнами «барского» дома была совсем другая жизнь «с ее грязью», пьянством и нищетой: «Наискось, в потемневшем кривом домике отвязалась ставня и с тупым упорством захлопывала половинку окна, таща за собой мокрую веревку, и снова со стуком ударялась о гнилые бревна. И остававшаяся открытой другая половинка, со стоявшей на ней бутылкой желтого масла и сапожной колодкой, смотрела на улицу хмуро и недовольно, как человек с больным и подвязанным глазом»8 .
В рассказе Андреева хозяином этого дома является сапожник по прозвищу Ванька Гусаренок, который проводит свои дни в постоянных попойках с друзьями, а в перерывах бьет жену и малолетнего сына. Наталья, жена Гусаренка, в молодости была красива: «ее глаза, страшно большие и страшно черные, сверкали , как черные алмазы»9 . И хотя любви этой девушки добивались многие, замуж она была вынуждена выйти за местного дебошира и пьяницу, так как чиновник – Андрей Николаевич, с которым она прежде встречалась, не оправдал ее надежд и не взял ее в жены. Теперь она «походила на античную статую, жестокой волей судьбы брошенную в грязь провинциального захолустья»10 . «Правильное, красивое лицо с крутым подбородком было бледно, и синие круги увеличивали и без того большие черные глаза. В них странно сочетались гнев и боязнь, тоска и презрение»11 .
Сюжет рассказа «У окна» и характеристика героев этого произведения побуждает нас обратиться к истории семьи Леонида Николаевича Андреева.
Отец писателя был внебрачным сыном известного орловского помещика Карпова и дворовой девушки - черноглазой красавицы Глафиры Бушевой. Для того чтобы «скрыть грех» помещик выдал свою крепостную замуж за сапожника и дал им вольную. «Молодые» перебрались в Орел (скорее всего к родственникам мужа) и поселились на улице 2-й Пушкарной. Муж Глафиры Осиповны (Иосифовны), Иван Яковлев (в рассказе Андреева сапожника тоже зовут Иваном), продолжил заниматься своим ремеслом. В 1851 году у Яковлевых родилась общая дочь, которую назвали Александрой 12. Скорее всего отношения в семье были очень сложными. «Глава семьи» любил выпить, а выпивши, любил «дать волю» кулакам. Больше всего доставалось пасынку Николаю, у которого уже в детстве стал проявляться независимый и свободолюбивый характер.
В рассказе Андреев показывает нам тяжелую судьбу своей героини, которая в чем-то напоминает судьбу Глафиры Осиповны Яковлевой – бабушки писателя. «Не для себя терпишь, а для ребенка, - его-то куда денешь?»13 , - говорит героине рассказа соседка, у которой молодая женщина укрывается, спасаясь от буйства пьяного мужа. Глафира Осиповна умерла в феврале 1893 года, будучи уже вдовой14 . Возможно, что ее воспоминания о своей несчастной жизни впоследствии нашли отражение в творчестве Л.Н. Андреева.
Автор не случайно поселил семью сапожника по соседству с «барским» домом. Из архивных данных известно 15, что соседями Андреевых на 2-й Пушкарной были братья Афанасий и Иван Федоровичи Яковлевы. В рассказе Леонид Андреев противопоставляет жизнь отцовского «барского дома» и бедного «кривого домика» в котором, возможно, прошли детские годы Николая Ивановича Андреева. Не исключено, что отец писателя построил свой дом именно на этом месте, для того чтобы быть поближе к матушке и служить ей защитой. Да и желание показать отчиму чего он добился в жизни сыграло здесь, наверное, не последнюю роль.
Можно предположить, что в рассказе Леонид Андреев показывает нам образ своего отца одновременно в разных пространственно–временных планах: маленького забитого мальчика с большими и черными, «как и у матери», глазами и высокого красивого владельца «барского» дома.
Герои рассказа проживают абсолютно разные жизни, но они живут: любят, ненавидят, рожают детей, строят дома или просто «прожигают» свою жизнь. Главным же действующим лицом этого произведения является персонаж, «которого приводит в ужас одна мысль о хаотичной сутолоке жизни»16 .
Журналист и критик Наум Леонтьевич Геккер отмечал: «К загубленным и внутренне опустошенным героям принадлежит Андрей Николаевич в рассказе “У окна”. Андрей Николаевич всю жизнь сидел “у окна” и из него наблюдал жизнь. Но как он ни окапывался от нее и как ни заколачивал себя заживо в гробу, эта жизнь врывалась к нему неожиданно и с той стороны, которая другим не видна была. Недаром сослуживцы прозвали его “Сусли-Мысли“»17 .
«Он хотел бы, чтобы вечно был праздник, и он мог смотреть, как живут другие, и не испытывать того страха, который идет вместе с жизнью»18 - такую характеристику дает своему герою Леонид Андреев. Андрей Николаевич четко знает, «что он будет делать завтра и всю жизнь и ничто новое и страшное не встретится на пути»19 . Ради этого он даже отказался от женитьбы и повышения по службе.
Прозвище главного героя - Сусли-Мысли - напоминает домашнее прозвище (Сусли, Сусляй) одного из братьев Леонида Андреева, Всеволода Николаевича (1877 – 1915). Но не только прозвище главного героя совпадает с прозвищем брата, совпадает и отчество, которое дал своему герою автор - Андрей Николаевич. Близкий друг и родственник семьи Андреевых, Аркадий Алексеевский вспоминал, что «из всех членов семьи Всеволод был по духу наименее близким к Леониду и, в сущности, являлся каким-то странным чужим придатком к семье, , - несколько карикатурно он выведен в рассказе “У окна”»20 .
Действительно, некоторые черты характера и образа жизни Всеволода можно увидеть в облике и поведении главного героя этого рассказа. Сестра Леонида Андреева, Римма Николаевна, называла Всеволода «педантом и чинушей»21 . Он был исполнителен до крайности и всегда держался особняком. Среднего роста, блондин с большими карими глазами. Еще учась в Орле в реальном училище, он приходил туда за полчаса до прихода сторожа. Так же относился и к службе. В Москве Всеволод сначала служил писцом, затем работал судебным рассыльным, дослужился до «мечты своей жизни» – до чина служебного пристава, « жил жизнью простой и реальной – маленькой жизнью чиновника» 22и вносить какие-либо изменения в эту жизнь не собирался.
В женитьбе брата большое участие принял Леонид Андреев. У Всеволода возникла связь с одной бедной девушкой, которую, так же как и героиню рассказа, звали Наталья. Мать у нее давно умерла, а отец отдал девочку на воспитание в семью обрусевшего немца, жившего на окраине Москвы, недалеко от Воробьевых гор. Рядом с домом находился старый заброшенный сад, в котором вечерами пели соловьи. Именно там и произошла первая встреча молодых людей. Их свидания, так же как и в рассказе Леонида Андреева, проходили ночью на скамеечке у ворот сада: «Раз летом они долго сидели в хозяйском саду и потом вышли на берег»23 .
Встречи продолжались до тех пор, пока хозяйка дома не застала влюбленных на месте преступления. Наташе пришлось уйти из дома и «пуститься по тернистому пути самостоятельной жизни»24 . Всеволод не был готов к столь стремительной развязке, он нанял крохотную комнатушку, где и поселил свою возлюбленную. По-видимому, его, как и чиновника в рассказе Андреева, пугала ответственность, которую необходимо было взять на себя в случае женитьбы: «Для Андрея Николаевича начались страшные терзания и появились вопросы, от которых он обмякал по нескольку раз в день. Когда он смотрел на Наташу и прикасался к ней, ему хотелось жениться, и эта женитьба казалась легкой, но в остальное время мысль о браке нагоняла страх. Он был человеком, который заболевает от перемены квартиры, а тут являлось столько нового, что он мог умереть» 25.
Вера Леонидовна Андреева, дочь писателя, в книге «Дом на Черной речке» рассказывает о том, как развивались события дальше: Всеволод «как ни в чем не бывало, продолжал жить дома, время от времени “ночуя у приятеля“, как он говорил брату. Все шло прекрасно, если не считать тоскливой и полуголодной жизни Наташи, которая только вечером рисковала выходить на улицу. Но однажды папа встретил того самого приятеля, у которого так часто “ночевал” Всеволод. Первый вопрос, который этот человек задал папе, был: почему Всеволод к нему совсем не заходит? Заболел, что ли? Придя домой, папа призвал братца и потребовал отчета. Когда припертый к стене Всеволод рассказал брату историю своего романа, тот воскликнул: “Бедная девушка! Как же ты живешь с нею, не обвенчавшись?! Немедленно приведешь ее к матери – и будет свадьба!“»26 .
Так в семье Андреевых появилась Наталья Матвеевна (ур. Стольникова, 1883 – 1962) - верный и преданный друг. После смерти сына и мужа она осталась жить в семье писателя. Вера Андреева вспоминала: «Папа очень любил ее за добрый веселый нрав, за любовное отношение к бабушке, за заботу о нас, детях. Он взял с нее слово, если он умрет, никогда не оставлять нас. Тетя Наташа обещала ему это и посвятила все свои силы неблагодарному труду – нашему воспитанию»27 .
К сожалению, дата знакомства Всеволода и Натальи неизвестна. Но можно предположить, что эта встреча легла в основу сюжета рассказа Андреева «У окна».
«Я не могу “сочинить “ ничего такого, чего бы я не видел в жизни. Т.е. я совсем сочинять не могу, а могу повторять лишь виденное, с легкими отступлениями в область фантазии», - признавался писатель28 .
Рассказы Леонида Андреева, написанные на основе детских и юношеских впечатлений, принесли начинающему писателю известность. А годы, проведенные в Орле, оставили неизгладимый след в его душе и дали огромный запас тем, сюжетов и характеров для последующего творчества29.
Известный исследователь творчества Андреева Вадим Никитович Чуваков назвал Леонида Николаевича «автором тонких психологических новелл, созданных преимущественно в ранний период творчества» . Примером такой новеллы может служить рассказ «У окна».

н/с Дома Л. Андреева
Деулина Н.К.
Примечания:

1.Львов-Рогачевский В.Л. Две правды. Книга о Леониде Андрееве. СПб., 1914. С. 45.
2. Кен Л.Н., Рогов Л.Э. Жизнь Леонида Андреева, рассказанная им самим и его современниками. – СПб.: ООО «Издательско-полиграфическая компания «КОСТА», 2010. – С. 97.
3. Там же. С. 98.
4. Андреев Л.Н. Собрание сочинений. В 6-ти т. Т. 1. – М.: Худож. лит., 1990. – С. 104.
5.Там же. С. 121.
6. Там же. С. 104.
7. Там же. С. 105.
8. Там же. С. 103.
9.Там же. С. 109.
10. Там же.
11. Там же.
12. ГАОО. Ф. 101.Оп. 1. Ед. хр. 3429. Л. 165-165 об.
13. Андреев Л.Н. Указ. соч. С. 120.
14. ГАОО. Ф. 101. Оп. 1. Ед. хр. 3433. Л. 286 об.
15. ГАОО. Ф. 593, Оп. 1. Ед. хр. 1141. Л. 303.
16. Баранов И.П. Леонид Андреев как художник-психолог и мыслитель. Киев: Изд. кн. магазина С.И. Иванова, 1907. С. 8.
17. Геккер Н. Восходящая звезда. Леонид Андреев. Рассказы // Одесские новости. 1901. 13 дек. (№5493)
18. Андреев Л.Н. Указ. соч. С. 104.
19. Там же. С. 107.
20. Алексеевский А.П. Герцог Лоренцо (Воспоминания журналиста). ОГЛМТ, ф.12. оп.1, ед.хр. 5692 оф, стр. 85.
21. Верещагина Р.Н. (ур. Андреева) Мои воспоминания. ОГЛМТ, ф. 12, оп.1, ед.хр. 5693 оф, № 163.
22. Андреев Л. Письма к Павлу Николаевичу и Анне Ивановне Андреевым / Публ. Л.Н. Ивановой и Л.Н. Кен // Русская литература. 2003. № 1. С. 156.
23. Андреев Л.Н. Указ. соч. С. 114.
24. Андреева В.Л. Эхо прошедшего: Роман.- М.: Советский писатель, 1986. С. 45.
25. Андреев Л.Н. Указ. соч. С. 117.
26. Андреева В.Л. Указ. соч. С. 45.
27. Там же. С. 42.
28. Кен Л.Н., Рогов Л.Э. Указ. соч. С. 78.
29. [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://umotnas.ru/umot/o-rasskazah-leonida-andreeva/

Телефон:
+7 (4862) 76-48-24
Режим работы:
Ежедневно с 10:00 до 17:00, кроме Пятницы и второго вторника каждого месяца
2019 © andreev-museum.ru
При использовании материалов сайта ссылка на сайт andreev-museum.ru обязательна
Разработка сайта
Истинный метод
Истинный метод